logo
Последние новости
Когда я начинал, я хотел, чтобы мой голос звучал как музыкальный инструмент. Меня всегда восхищал...
Мне кажется, что слушатели становится частью песни, в личном смысле. Они ассоциируют себя с песней...

Статьи о Фрэнке Синатра. "Кокетливая бабушка политика"

Синатра очень хотел дружить с Джоном Кеннеди. Джон принимал помощь Фрэнки, он даже поручил ему быть организатором собственной инаугурации после назначения на пост президента США. Но дружба пошла врозь, чёрная кошка пробежала. После вступления президента в должность Фрэнки уже на правах друга пригласил Джона Кеннеди в гости, но президент не поехал. Ему очень вовремя подсунули под нос компромат на Синатру — документальное свидетельство о связях с оргпреступностью — те самые фото с мафиози. Получалось, что Кеннеди пригрел на своей груди ту ещё змеюку.

На фотографиях Фрэнки обнимался с самим боссом чикагской мафии Сэмом Джанканой по кличке Момо. Итальянцы, как все южные народности, очень любят объятия и поцелуи. Мужчины независимо от социального статуса при встречах там долго и подробно целуются, такая у них национальная традиция.

Певец, который к президенту был всей душой, разобиделся на друга, не пожелавшего не только с ним целоваться, но и вообще прийти в гости. Синатра забил на демократов вообще. Ну, сфотографировался, ну и что? Мало ли с кем по пьяни ни поцелуешься?

Политика не перестала быть любимой женщиной Синатры, продолжала его манить. Но теперь его симпатии перекинулись к республиканцам. Он стал поддерживать сначала Ричарда Никсона, а затем своего давнего друга Роналда Рейгана. Его вновь стали принимать в Белом доме, президент Рейган пригласил его в 1981-м на свою инаугурацию, он посещал закрытые приёмы, а в 1983 году первая леди Америки Нэнси Рейган попросила певца организовать концерт в честь визита королевы Елизаветы II. Через год он вновь участвовал в предвыборной кампании Рейгана и получил из его рук высшую награду страны — президентскую медаль Свободы. Но все это было уже потом, когда он стал пожилым и респектабельным, а от Кеннеди остались одни воспоминания.

Сплетни о том, что Синатра дружен с мафией, пошли ещё в самом начале его карьеры. Всё же он был итальянцем, а те годы были ознаменованы переделом власти между этническими группировками. Ирландская мафия сдавала позиции, уступая территорию итальянцам и евреям, которые по-своему кромсали американский пирог. Журнал «Тайм» высказывался о Синатре примерно так, что он, безусловно, внешне похож на общепринятый стандарт гангстера образца 1929 года. У него яркие, неистовые глаза, в его движениях угадываешь пружинящую сталь; он говорит сквозь зубы. «Одевается звезда с супермодным блеском… носит богатые тёмные рубашки и галстуки с белым рисунком… Терпеть не может фотографироваться или появляться на людях без шляпы».

К слову, все эти эпитеты относятся именно к имиджу Синатры, а не к его истинным физическим данным. Он и впрямь хорошо усвоил эту прибандиченную манеру: цедил сквозь зубы, носил шляпу, как бандит… Кстати, вот про шляпу. Очень удобно выдавать собственные недостатки за достоинства. Лысина — удар судьбы, который постигает романтического героя. Вот чего никак не пережить. Трудно петь сентиментальным баритоном и скакать в ботфортах, будучи не по возрасту бодрым и легко возбудимым, но, к сожалению, уже лысым. Шпага или кружево золочёных брабантских манжет плохо сочетаются с редеющими локонами, свисающими с обеих сторон лакированной головы. Жестока судьба сентиментального плешивца. И шляпа, как постоянный аксессуар, очень помогает в борьбе с этим недостатком, кстати, совершенно безвредным для человека, избравшего более брутальный имидж. И тут уж выбирать приходится из двух возможностей: либо ты носишь парик, и все над тобой смеются, сочиняют анекдоты и обидно шутят за спиной, либо ты надвинешь на глаза злую шляпу и делаешь вид, что это у тебя такой имидж. Шляпу, чтобы её не уносило ветром романтики, можно подклеить к лысине скотчем.

Синатру, видимо, по причине шляпы, многие считали чуть ли не боссом и «крёстным отцом» мафии, постоянно напоминая друг другу, что он сам сицилиец, и отец его, и мать его — все они сицилийцы. Правда, через полгода после смерти идола ФБР рассекретила досье артиста, которое писалось на него всю жизнь именно из-за того, что он сам постоянно напоминал публике о своей дружбе с мафией. Из досье следовало, что Синатра — не состоял, не отмечался, не был замечен, не был опорочен и так далее. Если уж говорить серьёзно, то трения с законом у Фрэнки были совершенно другого толка. К примеру, ещё в начале 30-х годов он отмазался от армии, дав взятку военному капралу. Статья эта называется дезертирством, но к мафии не имеет никакого отношения. А ещё в конце 30-х годов одна тётя подавала на него в суд за изнасилование, было дело. Якобы тот силой принудил её, сами знаете к чему, утаив тот факт, что сам-то давно женат. Но богатенький Фрэнки и тут выкрутился, дав взятку шерифу округа. Шериф заявлению пострадавшей не дал хода, и Синатра гордо удалился, пожав на прощание обе лапы правосудия.

Связи ж с мафией у Фрэнки действительно были. Они ограничивались тем, что эти люди бухали вместе, приглашали Фрэнки попеть на своих вечеринках, поскольку дело певца — развлекать влиятельных людей. Карло Гамбино, братья Рокко, Сэм Джианкана, Лаки Лучиано. Судя по фотографиям, всё это сплошь милые, улыбчивые дядечки. Все эти люди действительно были знакомы с Фрэнки, и он вполне мог гордиться знакомством с ними, а не они — с ним. Его же они воспринимали как удачное дополнение к праздничному застолью.

Считается, что доказательством его дружбы с Лучиано стал золотой портсигар с гравировкой «Моему дорогому другу Лаки от друга Фрэнка Синатры», найденный во время обыска на его вилле в Неаполе. Вот если бы этот артефакт был найден на трупе Лаки, прижатым к сердцу или почкам… а так, на вилле — мало ли что там валяется. Привлекать к судебной ответственности не за что. Ну послал он на день рождения дону портсигар. А что он должен был ему написать, если знакомство было шапочным? «Малознакомому дону от постороннего мужчины»?

В разные годы Синатру обвиняли в отмывании денег мафии, содействии наркобизнесу, в закулисном участии в политических играх. Говорят, что однажды Синатра оказал неоценимую услугу мафии, после которой она стала воспринимать его как брата и всегда во всём помогала, держа руку на пульсе его жизни и карьеры. Однажды певец летел в самолёте с братьями Капоне и вынес из лайнера чемоданчик с мафиозным общаком — уже в полёте вроде как стало известно, что на выходе братьев будут арестовывать. Он выручил мафию, подвёрг себя риску и тем покрыл вечной славой. Недоказуемо.

Пожалуй, единственным подтверждённым документально фактом дружбы Синатры с мафией стало казино Cal-Neva Lodg, которым он на паях владел с чикагским гангстером Сэмом Джианканой (по кличке Момо). Фигура это была ещё та, что и говорить. Из всех милых дядечек, пожалуй, наиболее милый. Сэм Джианкана являлся руководителем гангстерской организации в Чикаго на протяжении 25 лет после смерти Аль Капоне. По сведениям Британской энциклопедии он арестовывался 70 раз, пять лет отсидел за грабёж, ещё четыре — за незаконную деятельность. Говорят, что из-за дружбы с Синатрой этот мафиози обеспечивал голоса членов мафии за Джона Кеннеди во время его избирательной кампании.

Ещё говорят, что именно Сэм предложил устранить Фиделя Кастро с помощью ядовитых пилюль. А ещё говорят, что заказчиком убийства Джона Кеннеди и Мэрилин Монро, если вообще исходить из того, что эта девушка была убита, а не погибла от неосторожного обращения с алкоголем и наркотиками, был именно Сэм Джианкана. Вот с каким дядечкой дружил Фрэнки, вместе с ним содержа казино. Впрочем, совершенно не факт, что речь шла о дружбе, а не о контракте ради бизнеса. И совершенно неизвестно, кому из двоих участников проекта было выгоднее сотрудничество — казино Синатры, несомненно, выигрывало от имени певца. Сам же Фрэнки был маниакально азартен, и казино ему было дорого, как любимая игрушка. Понятно, что он хотел иметь его в собственности.

Несмотря на то, что ФБР ещё в прошлом веке обнародовало то, что всех так интересовало, — Фрэнки не был причастен даже к убийству бабочек. И вроде бы всё уже стало понятно, чего ж не верить ФБР? Несколько лет назад первая дочь Синатры вдруг выдала журналистам кусочек счастья — она сообщила, что мафиози помогали её отцу в карьере: они платили владельцам клубов, где пел Синатра, оплачивали его рекламу, сценические костюмы и музыкальные инструменты. В частности, доказано, что выступления Синатры на сцене Westchester Premier в 1976-1977 годах организовывал гангстер Луи Пацелла. Правда, ничего такого уж неожиданного в признании Сандры не было, взять хотя бы нынешних звёзд эстрады. Когда современные российские мафиози «приглашают» этих людей на свои корпоративные вечеринки, оплачивая им всё то же самое — начиная от проезда на место концерта, который происходит где-нибудь на островах или лыжных курортах, и заканчивая инструментами и костюмом, не считая гонорара, разве это считается «быть на содержании у мафии»?

Была и ещё одна причина, почему Фрэнки запал на мафию. Этот несомненно великий певец по своей сути всё-таки был, как все люди сцены, инфантильный, истеричный и переимчивый, как обезьянка. Его, в сущности слабого и нервного, всегда влекло к «крутым», к большим мальчишкам. К тому же и романтизация мафии в те годы давала о себе знать — оливковый патриотизм не давал покоя. Фрэнку хотелось быть причастным к крутым и опасным играм мира взрослых дядек. Эдак, чтобы красться в ночи, чтобы запоминать пароли, получать тайные поручения и выполнять их с риском для своей шкуры. Эти два полярных мира — криминал и мир искусства — очень притягивают друг друга. Искусство черпает вдохновение в мире настоящих преступных страстей: с кровью, с выбитыми зубами, с утюгом на спине и паяльником в розетке. Откуда иначе брать кураж? Разве из выпивки или барных потасовок?

Сам же Синатра старался внушить миру мысль, что репутация мафиози — дело рук бессовестных и продажных журналистов. Что его, бедную овечку, порочат борзописцы. Однако стоит вслушаться в его оправдания: «У меня только однажды была стычка с журналистом, — говорит он в интервью телевидению. — Сейчас он уже мёртв(!). Два года он писал обо мне свои колонки, довольно скверные вещи, всё это было чистой ложью и не сильно меня волновало, пока однажды он не сказал мне это в лицо, и я взорвался. На этом всё кончилось. Это был прискорбный инцидент». Итак, что мы слышим? Журналист был не прав. Журналист уже мёртв. А что это он эдак умер? Ну, конечно, видимо, он заболел ветряной оспой. Предлагаем также посетить фан-сайт группы UFO, где Вы сможете ознакомиться с историей группы, и отследить творчество команды от начала и до нашего времени.

© Русскоязычный фан-сайт Фрэнка Синатры. Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Администрация сайта | Полезные ресурсы