logo
Последние новости
Когда я начинал, я хотел, чтобы мой голос звучал как музыкальный инструмент. Меня всегда восхищал...
Мне кажется, что слушатели становится частью песни, в личном смысле. Они ассоциируют себя с песней...

Статьи о Фрэнке Синатра. "Мама заварила пасту."

Мать Фрэнка звали Долли. Это была обыкновенная толстая итальянка из бедного квартала, ни сном ни духом не ведавшая, что ждёт её сына. Жизненные трудности подстерегали Фрэнки ещё на выходе из материнского лона — он там по дороге за что-то зацепился, и врачам пришлось тащить его на свет акушерскими щипцами. В результате чего эти специалисты умудрились повредить ему барабанную перепонку в ухе. Надо ли говорить, что это была не самая лёгкая травма для будущего певца? Фрэнки получился глуховатым на одно ухо. Врачи так и вовсе сказали матери, что от родовой травмы мальчик будет заикаться: это чтобы перевести внимание родителей на менее существенную проблему, и тогда они не заметят, что ребёнок глухой, как пень. Расчёт удался — мать не заметила. Да что там мать! Вся Америка не обратила внимания. И только личный доктор Синатры знал о том, что этот кумир нации туговат ухом, хотя на музыкальный слух это вроде бы в итоге не повлияло.

Долли только потом стала толстой итальянкой, в брак же с отцом Синатры она вступила, ещё будучи 20-летней сицилийской красоткой. С итальянками это бывает — их красота скоропортящаяся. Мартин Синатра в те годы также был молод (это с каждым может случиться. Молодость — недостаток, который быстро проходит). Долли Гаравента влюбилась в Мартина Синатру, от этой любви на свет явился первый, он же единственный в своём роде мальчик. Фрэнк Синатра родился 12 декабря 1915 года в Хобокене, Нью-Джерси, США. Из-за трудных родов Долли, хоть и итальянка, детей больше не имела и всю свою любовь направила на Фрэнки.

Детство Фрэнки можно назвать счастливым: мать его обожала, тискала, как кошку, и нечеловечески избаловала. И хотя она работала за копейки переводчицей, а их папа вообще сидел как мышь под веником в пожарном управлении, Долли проявляла себя как глава семьи. Матриархат случается и в итальянских семьях, когда отцу семейства не хватает твёрдости стать мало-мальским доном. Долли промышляла подпольными абортами, каждый из которых приносил ей твёрдый доход в 50 долларов. Пару раз она имела трудности с законом США, который рекомендовал отправлять за решётку таких «акушерок», как Долли Гаравента. Однако она благополучно выкручивалась, избегая лап правосудия. Вообще, стоит отметить, что «лапы правосудия» регулярно протягиваются к членам этой небольшой семьи — к матери и сыну. Но каждый раз отдёргиваются. Фрэнк Синатра быстро научился давать правосудию по рукам или ему же «на лапу».

Долли очень любила Фрэнки и ни в чем ему не отказывала. За это он благодарил её практически ежедневно тем, что проявлял себя как неординарная личность. Он хулиганил и безобразничал, прогуливал школу, дрался с соседями и в итоге так всем надоел своим макаронным темпераментом, что был с позором изгнан из средней школы. К слову сказать, эти семь классов простецкой школы бедного района так и остались для Фрэнки единственным образованием на всю жизнь, не считая разве что курсов машинописи, которые он окончил через пару лет. И вся его дальнейшая респектабельность имела чисто понтярский характер. Он просто ловко притворялся лордом, разгуливая по сцене в дорогих костюмах. Как пелось в детском фильме про мальчика, который внушил всем мысль, что он отпетый хулиган: «Не нужно быть — сумей прослыть…» Синатра всю жизнь этим У занимался — он прослывал. Причём прослывал одно временно в двух направлениях: он научился казаться и аристократом и мафиози. Вроде бы это должно взаимоисключаться. Только не в случае Синатры.

Бросив школу, бездельник Синатра устроил ся работать по профессии курьера в одну местную газетёнку Jersey Observer. Это мама Долли его пристроила, воспользовавшись каким-то из своих старых знакомств. Ошиваясь при издательстве, Фрэнки строил всем глазки и перебивался мелкими поручениями, вроде погрузки тиража, но при этом в воображении не переставал представлять себя прожжённой акулой пера. Однако для занятий журналистикой ему не хватало не то чтобы сказать образования, а общей культуры поведения или хотя бы умения печатать на машинке. О чём ему и сообщил редактор. И хотя несколько спортивных репортажей за подписью Синатры в данном издании всё-таки вышло, к гордости мамочки, из газетки Фрэнки всё равно попёрли. Акулы из него не получилось, даже барракуды.

И вот тогда Фрэнк решил разыграть другую карту своих талантов — музыкальную. Это какой же итальянец не любит громкого пения? Музыка была у него в крови. Бывают такие люди, вечно напевающие знакомые мотивчики себе под нос. А бывают и такие, кто принимается петь по малейшему поводу, даже ещё не выпив. Фрэнк был из последних: он вечно распевал во всю свою итальянскую глотку — не заткнёшь фонтан. Судьба просто не могла не дать ему шанса.

В 1938 году он присоединился к одному незначительному музыкальному коллективчику, из тех, что пробуют свои таланты по барам и с трудом собирают деньги, чтобы хотя бы окупить аренду помещения. Трио стало квартетом, Фрэнки оказался для них кладом. Стало понятно, что барами дело не ограничится. В один прекрасный день 19-летний Фрэнк в составе квартета принял участие в популярном конкурсе талантов на местном радио-шоу Major Bowes Amateur Hour. И, о чудо! Он понравился руководству радио, он понравился публике. Группа решила попытать счастья в гастрольном турне по США. Первые выступления Синатры стоили по $25 в неделю. За эти деньги он работал с квартетом в качестве певца, конферансье и комедийного актёра: они развлекали публику как могли, разыгрывая небольшие репризы.

Вернувшись с гастролей, Фрэнк привёз с собой проросшие в его душе амбиции. Примерно тогда же он решил жениться на девушке по имени Нэнси — «девчонке из соседнего двора», которая очень понравилась толстой Долли, поскольку была тоже итальянкой и идеальным зародышем «мамма миа» — толстой, увешанной детьми итальянской жены, вечно торчащей на кухне, пропитанной запахами чеснока и оливкового масла, — вот она, идеальная генетическая программа.

Нэнси была застенчивой, очень хорошенькой и обладала покорным нравом. Она была типичной итальянской женой, скучной, как паста без соуса. К сожалению, все эти прелести быстро приелись жениху. Женитьба, случившаяся в феврале 1939 года, не упорядочила его творческой жизни, начавшейся с гастрольного тура. Артистическая судьба, проявившаяся в самом начале жизни, очень меняет сознание неокрепших нравственно юношей. Привыкая жить на колёсах и на чемоданах, такие люди потом с трудом приобретают чувство дома. Они считают хорошим ночлегом кровать случайной знакомой, а прекрасным завтраком — бренди с остывшей сосиской. Фрэнки привык к разгульной жизни. Он почти не бывал дома, а все заработанное тратил на развлечения. Семья не контролировала ни его заработков, ни его связей. Нэнси никак не могла сдержать бешеного темперамента своего мужа, который, кажется, собрался отгулять за десятерых, раз уж пошла такая пьянка.

Вряд ли Нэнси радовалась, что вышла замуж за повесу. Однако, как ни мало бывал дома Фрэнки, за годы брака Нэнси честно родила троих детей. И это лучшее, что она могла сделать для него: Нэнси Сандра — в 1940-м, Фрэнк младший — в 1944-м и Кристина — в 1948-м. Итого в браке с Фрэнком Нэнси счастливо прожила 12 лет, пролетевших порознь.

Музыкальная же карьера Синатры разворачивалась стремительно. Через год пения с квартетом Синатру заметил продюсер Гарри Джеймс, который пригласил его в только что созданный джаз-банд. Фрэнки без сожаления расстался со своими друзьями-полупрофессионалами. Через несколько лет ему вновь повезло, когда в 1940 году он попал в оркестр Томми Дорси, позже ставший вполне легендарным. Томми быстро сообразил, какой брильянт попал к нему в руки — один этот певец стоит всех его лабухов вместе взятых, и начал печатать на афишах имя Синатры крупными буквами. С этого места Фрэнки уже не мог выезжать на одном темпераменте — пришлось начать работать.

Выступления стали обязательными, по графику, программу нельзя было нарушать. Похмелье не считалось причиной прогула. Однако разгульный нрав Фрэнки очень давал о себе знать. Он не стеснялся в выражениях и, например, мог запросто отоварить стеклянным графином коллегу по голове, как случилось с ударником Бадди Ричем. Понятно, что голова цела, но графин в помпадур. И ведь всё ему сходило с рук. Наверно, всё дело было в его неподражаемой улыбке. Графином стукнул… и улыбнулся. Самого же Томми Дорси Фрэнк хоть и доставал своими выходками, однако ж пригласил быть крёстным отцом своей первой дочери Сандры.

После рождения ребёнка Синатра переехал в Голливуд, где снялся в своем первом большом фильме и повстречал блондинку своих итальянских грёз Элору Гудинг. Близорукая Элора, в свою очередь, тоже повстречала Фрэнки и на радостях затащила его к себе в кровать, чтобы рассмотреть поближе, может, даже пощупать. Впрочем, ничего особенно интересного из этого не получилось. Предлагаем также посетить фан-сайт британской группы Uriah Heep.

© Русскоязычный фан-сайт Фрэнка Синатры. Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Администрация сайта | Полезные ресурсы